Библиограф - зарубежные авторы. Выпуск 67


sell structured settlement 818b2647 Здесь помогут Вам купить диплом в Оренбурге, всегда доступны документы о среднем специальном и высшем образовании.

От издателей к читателям


Издательство "Пупкин и микроба" приветствует всех сюда пришедших.
Предлагаем вашему вниманию Выпуск 67 из серии "Библиограф - зарубежные авторы."

Уважаемые мамзельки, мадамки и ихние мужики - вы пришли на офигительно полезный сайт про книжки. Книжки зарубежных от нас поэтов, драматургов, писателей и всех кто таковым себя почему-то считал (пусть и с ошибками).
Здесь публикуются фрагменты ихних творений. Вам стразу станет ясно - нужно тратить на это деньги.

Глава 133. Маккалерс К. - Макколлум М.

В этой главе опубликовано


Мак-Каммон Роберт - Морожник
Тихий, жаркий августовский вечер. В конце Брэйервуд-стрит — легкий мелодичный перезвон, похожий на церковные колокола. Мне знаком этот звук.

Морожник! Морожник идет!
Субботний вечер. По телевизору — «Корабль любви», лампы в гостиной притушены. На полу — доска для «скрэббла»1, в который мы играем.

Как обычно, я проигрываю — что смешно и нелепо, потому что я преподаю английский язык в школе, и если я что-то знаю, так это правописание! Но дети всегда обыгрывают меня в «скрэббл», а Сандре лучше всех удается придумывать слова, которых никто раньше не слышал. Хорошая игра для жаркого летнего вечера.
— Дисфункция, — говорит она, выставляя свои буквы на доску. И улыбается мне.
— Нет такого слова! — заявляет Джефф. — Скажи ей, папа!
— Скажи, папа! — эхом подхватывает Бонни.
— Извините. Есть такое слово, — говорю я. — Оно означает плохую работу чего-нибудь. Когда что-то разладилось.

Так что извините, ребятки., — Я подсчитываю в уме Сандрины очки и понимаю, что она набрала уже достаточно, чтобы выиграть. — Мы должны остановить ее, — говорю я детям. — Она снова нас обыграет! Бонни, твой ход. Думай как следует.
Сетчатая дверь на улицу открыта, и поверх накладного смеха из телевизора я слышу перезвон колокольчиков. Морожник идет!
Маленькая ручонка Бонни перебирает косточки. Она строит слово, которое пытается сложить в голове, но не получается. Я всегда могу сказать, когда она упорно думает, потому что в этот момент над переносицей появляются две параллельные складочки.

Глаза у нее — от матери. Темно-зеленые. У Джеффа мои — карие.
Я сижу на полу и жду.
— Ну давай, копуша, — подгоняет ее Джефф. — Я уже придумал отличное слово.
— Не торопи меня, — отвечает Бонни. — Я думаю.
— Боже, какой душный вечер, — говорит Сандра, утирая ладонью лоб. — Все-таки нам придется починить кондиционер.
— Обязательно. На будущей неделе. Обещаю.
— Угу. Ты говорил это на прошлой неделе. Если так будет продолжаться, не знаю, как мы переживем это лето.

Сейчас, наверное, градусов тридцать пять.
— Скорее, сто тридцать пять, — хмуро заявляет Джефф. — У меня рубашка к спине прилипла.
Я вскидываю голову и прислушиваюсь к все еще отдаленным колокольчикам — динь-динь-динь! Маленьким я очень любил этот звук. Он ассоциируется у меня с летом: высокие деревья, большие, по-летнему зеленые листья, светлячки, мелькающие в темноте, жареные, сосиски, чернеющие над костром, и зефир обугливается, обугливается, обугли…
Морожник идет!
Это Бонни так прозвала его — морожник. Теперь мы все его так зовем. Когда я о нем думаю, я вспоминаю летние вечера — когда некуда пойти и нечем заняться.

Я вспоминаю детство и выбегаю в лиловые сумерки отдать четвертак за вкус холодного блаженства на палочке. О, а цвета этих застывших ледышек — голубой как яички малиновки, бананово-желтый, темно-фиолетовый как синяк, красный как пламя. Я очень люблю морожника!

В доме действительно жарко.
— На следующей неделе починю кондиционер, — говорю я Сандре, и она кивает. — Обещаю, честное слово.
Что-то шуршит в углу, где свалена стопка газет. Я сижу очень тихо, прислушиваюсь. Но этот звук не повторяется.

Я слышу — динь-динь-динь!
— Мое слово, — веско объявляет Бонни, — КРЫСА. — И выставляет свои буквы на пожелтевшую доску.
— Ну и слово! Любой может выиграть с таким дурацким словом, — говорит Джефф с оттенком досады.
— Эй, не вешай нос!


Маккeфри Энн - Сурс 3
Маккалерс Карсон - Баллада О Горестном Кабачке
Маккалерс Карсон - Кто Увидел Ветер
Маккалерс Карсон - Сердце - Одинокий Охотник
Маккалерс Карсон - Сердце - одинокий Охотник 2
Маккалистер Кэти - Благие Намерения
Маккалистер Хэдер - Электронные Письма Любви
Маккаллерс Карсон - Баллада О Горестном Кабачке
Маккалоу Колин - Леди Из Миссалонги
Маккалоу Колин - Поющие В Терновнике
Продолжение главы 133

Глава 134. Маккомас М. - Мкьюен И.

В этой главе опубликовано


Маклин Алистер - Ночи Нет Конца
Понедельник
Полночь
Как всегда, первым сообщил новость Джек Соломинка, он же Джекстроу. Наш эскимос отличался не только феноменальным зрением, но и превосходным слухом.
Руки у меня озябли (я попеременно держал в них книгу), поэтому, застегнув спальник до подбородка, я стал наблюдать за приятелем. Джекстроу был занят тем, что вырезал какие-то фигурки из бивня нарвала. Неожиданно он застыл как изваяние.

Неторопливо опустил кусок бивня в стоявший на камельке кофейник (любители экзотики платили бешеные деньги за такого рода поделки, изготовленные, по их убеждению, из бивня мамонта). Поднявшись, приложил ухо к вентиляционному отверстию.
— Самолет, — определил он почти мгновенно.
— Какой еще там к черту самолет, — я пристально взглянул на говорившего. — Джек Соломинка, опять ты метилового спирта нализался!
— Да что вы, доктор Мейсон. — Голубые глаза, так мало сочетавшиеся со смуглой кожей и широкими скулами эскимоса, прищурились в улыбке. Ничего крепче кофе Джекстроу не употреблял, о чем было известно нам обоим. — Слышу отчетливо. Подойдите, убедитесь сами.
— Ну уж нет. — Чтобы растопить иней в спальнике, мне понадобилось целых пятнадцать минут, и я только-только начал согреваться. Да и появление самолета над Богом забытым ледовым плато казалось мне невероятным.

За четыре месяца существования нашей станции, созданной в рамках программы Международного геофизического года, это был первый, к тому же косвенный, контакт с внешним миром и оказавшейся за тридевять земель от нас цивилизацией. Какой будет прок экипажу самолета или мне самому, если я снова поморожу ноги?

Откинувшись на спину, я взглянул на матовые окна, как всегда покрытые инеем и слоем снега, и посмотрел на Джосса, лондонского пролетария, выполнявшего у нас обязанности радиста. Он тревожно ворочался во сне. Затем вновь перевел взгляд на Джекстроу.
— Гудит?
— Гул усиливается, доктор Мейсон. Усиливается и приближается.
«Откуда взялся этот самолет?» — подумал я с досадой: не хотелось, чтобы кто-то вторгался в наш тесный, сплоченный мирок. Наверное, самолет службы погоды из Туле. Хотя вряд ли.

До Туле целых шестьсот миль, мы сами трижды в сутки посылаем туда метеосводки. Возможно, это бомбардировщик стратегической авиации, совершающий полет с целью проверки американской системы дальнего радиолокационного обнаружения.

Или авиалайнер, прокладывающий новый трансполярный маршрут. А может, даже самолет с базы в Годхавн...
— Доктор Мейсон! — В голосе Джекстроу прозвучала озабоченность. По-моему, с ним что-то случилось. Он кружится над нами и постепенно снижается. Это большой самолет, многомоторный.

Точно!
— Проклятие! — рассердился я. Протянув руку, я надел шелковые перчатки, висевшие у изголовья. Расстегнул молнию на спальнике и выругался, когда мое тело обдало морозным воздухом.
Я разделся всего полчаса назад, но одежда уже стала жесткой, негнущейся и страшно холодной. В тот день — редкий случай — температура в нашем жилище поднялась чуть выше точки замерзания. Но я все-таки натянул на себя теплое белье, шерстяную рубаху, брюки, шерстяную пару на шелковой подкладке


Макколлум Майкл - Прыжок В Антарес (Антарес - 2)
Макколлум Майкл - Прыжок В Антарес
Маккомас Мэри Кей - Милое Дитя
Маккомас Мэри Кей - Поцелуй На Бис
Макконнелл Джеймс - Всего Тебя
Макконнелл Джеймс - Теория Обучения
Маккормак Эрик - Мистериум
Маккормак Эрик - Празднество
Маккормик Гарольд - Тени В Море
Мак-Кормик Гарольд - Тени В Море 2
Продолжение главы 134